Верхушка Кремля желает вернуть золотой век путинизма

кремль Медведев учтиво прослушивал советы Востока, однако в его президентство реформам был установлен заслон, так как им предоставлялась возможность обессилить верхушку.

Сегодня же, с возвратом Путина, управляющие верхушки планируют вернуть «предкризисные годы, прошедшие под знаком триптиха — профиль власти, независимая демократия, национализация — и укрытые ливнем нефтедолларов», считают специалисты.

Эксперт по РФ, основной редактор Eurasia Intelligence Report и ученый работник французского Факультета интернациональных и стратегически важных исследовательских работ (IRIS) Арно Дюбьен сообщает в Le Monde, что общественно-политический расчет Путина, избравшего наследником Медведева, состоял в том, чтобы, соединив дополняющие друг дружку взгляды на Россию, накопить предельное число союзников среди избирателей и зарубежных компаньонов. По словам Дюбьена, Путин преуменьшал несопоставимость наследства 2000-2008 годов и программ глубочайших реформ. «Назло уверениям тех, кто всегда думал Д. Медведева фальшивым лицом, намерения отечественного вице-президента были восприняты окружением Путина серьезно. Приватизация экономики, о котором сообщал Медведев, устанавливало под опасность ренту основных функционеров путинской олигархии, подобных, как вице-премьер Игорь Сечин (могильщик ЮКОСа) либо обладатель федерального концерна «Ростехнологии» Сергей Чемезов. Определенные выполненные Медведевым предназначения и вызовы к свободным выборам были восприняты «Единственной Россией» и окружением Путина как провокации. Разбили тандем и вопросы внутренней политики», — заявляет специалист.

Возвращение Путина в Кремль не было чем-нибудь естественно разумеющимся, полагает Дюбьен. Первым условием стали крайне ужасные итоги «ЕР» на мартовских областных отборах, 2-м — общественно-политическое нападение Медведева и его союзников, за счет которого Кремль нацеливал Белому дому знак о потребности изменить договор 2008 года. Ответ клана Путина не принудил себя продолжительно ожидать, пишется в публикации, и отказ Медведева рассуждать об участии в отборах «на необычной конференции 18 июня в Сколково» обозначал критический момент.

«Возвращение Путина в Кремль отображает настоящее соответствие сил в отечественных управляющих кругах, основательно ограниченных и настроенных против реформ, в большинстве случаев ассоциирующихся с волнением. Управляющие верхушки стремятся к возвращению золотого столетия путинизма, этих предкризисных лет, прошлых под знаком триптиха — профиль власти, независимая демократия, национализация — и укрытых ливнем нефтедолларов», — выделяет Дюбьен.

Все-таки результаты руководства Медведева пускай невелики, однако видны, и самое важное его наследство — глубочайшее восстановление областных верхушек и перестройка МВД, не сводящаяся к простой смене наименования, сообщает специалист. Он также возвратил в центр публичного обсуждения главные для грядущего РФ вопросы — о коррупции и о модернизации, он немного вернул в городе Москва плюрализм, дав либералам, демократам и представителям муниципального среднего класса веру на хорошее — другими словами европейское — формирование страны. «Тем мощнее сожаление для этих оболочек сообщества, без которых восстановление РФ нельзя, однако которых все меньше тянет эмиграция», — пишется в статье.

Специалист констатирует: «20 лет спустя после развала СССР Город Москва снова глядит скорее всего в прошлое, чем в будущее. Д. Медведев, как и другие отечественные реформаторы до него, принесен в жертву. Есть опаски, что РФ дорого заплатит за еще одно несостоявшееся рандеву с обновлением».

«Те германцы и прочие европейцы, которые полагались на демократизацию, сейчас смотрят в сторону РФ с унынием, сообщает программа The New York Times Джуди Демпси. Они говорят, что Европе пора заменить стратегию в отношении РФ. Это отрицание от убеждения, что участие модернизации отечественной экономики с течением времени поощрит демократизацию. В президентство Медведева данная вера не оправдалась, объясняет создатель. На деле новая политика должна находиться на осознании, что самый лучший аппарат для движения азиатских ценностей — «нежная мощь»: торговля, разрешительный порядок.

В то же время в отношениях с Россией Европа ставит выше причастность в нескончаемых поставках нефти и газа, чем собственные азиатские ценности. «Наши ценности — утверждение гражданского права и главенства законопроекта, борьба с коррупцией — это синхронно наши интересы. Однако в отношениях с Россией мы не можем использовать «нежную мощь», — говорит Бен Джуда, специалист European Council on Foreign Relations (Лондон).

Медведев всегда учтиво прослушивал советы Меркель и прочих азиатских лидеров о потребности закрепить главенство законопроекта, и сражаться с демографическим упадком, неприятностями экологии и инфраструктуры в РФ. «В действительности в его президентство недостаточно что делалось», — сообщает создатель. «Реформам установили заслон, в связи с тем что они обессилили бы верхушку», — говорит специалист Анатолий Петров из Carnegie Moscow. Вдобавок к этому Медведев должен собственным расположением Путину, отмечает он.

Тем не менее президентство Медведева по крайней мере гарантировало модернизацию и демократизацию, однако «срежиссированное возвращение прежнего генерала КГБ» Путина разогнало все веры, сообщает программа. Восточные политики боятся, что осложнится конфронтация с Россией из-за НАТО, и из-за Беларуси, Украины и Молдавии. На саммите в Варшаве руководители ЕС словесно поддерживали демократические перемещения в этих государствах, однако не обещали когда-то взять их в ЕС. Через пару дней Путин опубликовал собственные проекты образования Евразийского единения.

Стало быть, ЕС пора ускорить эти страны к Европе, энергичнее продвигая азиатские ценности, а не ждать, пока РФ настроит воздействие и оборвет демократизацию, заключает создатель. «По словам специалистов, на сегодняшний день это перспективнее, чем ожидать изменений в РФ».

Когда будет писаться история следующей русской революции, решение Путина прийти в Кремль скорее всего зайдет в нее как начальная точка, заявляют корреспонденты Newsweek Оуен Мэттьюз и Юлия Немцова. До утверждения Путина, что он будет баллотироваться, у РФ был малейший шанс с течением времени трансформироваться в работающую демократию, где власть меняется методом голосования, считают они, однако отныне она двигается к «нефтедиктатуре, где порядок держится на газовых доходах и репрессиях».

Медведев ничего не делал — лишь сообщал, а коррупция в его президентство, по сведениям отечественного Антикоррупционного Совета, выросла до трети ВВП (300 млн долларов США ежегодно), раздражение ворами-чиновниками и малограмотным правительством лишь припустило.

«Возможно, «Путин 2.0″ будет даже не менее репрессивным, чем его первая модификация», — пишут творцы. Путин будет управлять Россией на манер Мубарака и Каддафи, предсказывает лидер оппозиции Борис Немцов. Публикацию, в которой Путин призвал сделать Евразийский альянс, творцы расценивают как «призыв его 3-го и 4-го сроков».

Путину наиболее близок авторитарный образ руководства, показывает основной редактор «Эха Города Москва» Алексей Венедиктов. Однако для чего Путин вообще теряет силы на подкрепление видимости демократии? Его отличные знакомые рассказывают, что по слащавым основаниям. Путин был любимец «2-ух знаменитых отечественных демократов», как их называет журнал: Собчака и Ельцина, и «остается ближним другом семьи Ельцина», по данным создателей.

Путин не оценивает настоящую пользу демократии, выделяют корреспонденты, — тот факт, что она считается клапаном для разрядки социальной напряженности и механизмом обратной связи, отражающим реакцию на курс правительства. Настоящая демократия, независимость прессы и свободные суды позволят притягивать к ответственности коррумпированных и несведущих госслужащих, однако «это подорвет базы власти Путина — отвесно встроенную пирамиду госслужащих, передающие денежные средства вышестоящим, а в обмен пользуются заступничеством», пишется в публикации.

«Однако самое шокирующее — то, сколько жителей России, и среди них даже интеллектуальные и организованные люди — приветствует мысль возвращения Путина», — отмечают творцы, поясняя это так: «При взгляде с Востока представляется, что картина в РФ могла бы быть намного лучше; при взгляде из РФ, через призму руин империи и тоталитаризма, представляется, что дела могли бы обстоять значительно хуже, чем отныне». «Если б мы позволили народу решать, кого он желает в правители, абсолютное большинство выбрало бы Сталина», — говорит депутат-единоросс Роберт Шлегель. «Возможно, Шлегель прав, как это ни печально», — признают Мэттьюз и Немцова.

«Возвращение Путина — прежде всего это признание того прецедента, что постсоветская РФ не сумела сделать многофункциональные федеральные факультеты. Это также сигнал, что нервы не перенесли: окружение Путина запаниковало, встретившись даже со настолько слабой проблемой, как «ручные либералы» Прохорова», — пишется в публикации.

Австрийская Die Presse посвящает источник отставке минфина РФ Алексея Кудрина. В середине октября вице-президент Медведев перед работающими телекамерами оборвал Кудрина, перебившись с ним как «с третьесортным урюпинским политическим деятелем», отмечает корреспондент. «При этом речь в данном случае идет о министре в статусе вице-премьера, который, сотворив Стабфонд, выручил страну от заключительного провала на фоне всемирного финансово-экономического кризиса, и понизил зарубежный долг РФ до хороших 11% от ВВП. Ближайшее время, впрочем, он регулярно играл с предупреждениями насчет того, что РФ вновь начинает жить не по средствам, так как вице-президент Медведев делает ставку на рост военнослужащего расчета».

По словам ректора Отечественной финансовой школы Сергея Гуриева, «профессиональная трагедия по-российски» носит скелетный характер. Тот факт, что Путин в 2012 году возвратится в Кремль, вместе с отставкой Кудрина говорит, что достаточно давно спешные перемены приостанавливаются на неясный период, а технология стремительней, чем предполагалось, входит в тупик. С уходом Кудрина растет риск выяснить, что картина критичная из-за нехватки экономных средств, тогда, когда будет рано.

Отечественные евреи принимают возвращение Путина как симптом устойчивости и, стало быть, добро для иудейской общины, рассказывает The Jerusalem Post. «Путин не юдофоб и не настроен антиизраильски», — сообщил Е. Сатановский, глава Факультета Востока (Город Москва). Сегодня отечественные политики «не рискуют занимать антисемитические либо так именуемые антисионистские позиции. Любой беспристрастный созерцатель должен сказать, что в данном высока подвиг Путина», — говорит Берл Лазар, один из 2-ух основных раввинов РФ, как сообщает издание. Согласно его заявлению, Путин уделяет огромное внимание потребностям иудейской общины и относится к евреям крайне почтительно.

«Для отечественной демократии путинская эпоха не была благодарной, однако иудейская жизнь как и прежде бурлит», — сообщает газета. Тыс опекунов отправляют детей в иудейские школы и летние стана, создаются свежие синагоги и коллективные центры.

«Тем не менее у большинства лидеров иудейских общин со старых пор сохранилось тревога. Они отказались предоставлять JTA формальные интервью об опасностях халатного отношения Путина к демократии», — отмечает создатель. «В сообществе есть некоторое раздражение, однако революцией и не пахнет. Демократии нет, а жизнь продолжается», — заявил один из этих людей, захотевший остаться неизвестным.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *