04edf51a

Что такое комикс

04edf51a

Вообще–то комиксы не употребляют в пищу. Как правило их «глотают», если данный продукт – итог отличного вкуса живописца. В случае если комикс «не вкусен», то приобретенный итог оправдывает всю критику, на него обвалившуюся. Пока, «не вкусные» встречаются намного намного чаще, однако это стандартное явление в любом виде художества. «Стоп, а при чем тут искусство?» – спросите вы. Что же, сперва сориентируемся, что это за хищник такой.

Слово «комикс» сформировалось в итоге слияния 2-ух британских слов: comic (смешной, смешной) и strip (полоска, иллюстрация). В своем резоне слова comics вышел лишь в итоге состязательной войны между большими нью-йоркскими газетами, в которых он печатался в 90-х гг. XX столетия.

Вследствие этого лицезреть комиксы в гобеленах определенных азиатских венценосцев, духовных приделах, фотографиях рубежей крестного пути, безобразных картинах и египетских барельефах – другими словами во всем том, что упорно пытаются представить в роли родственников комикса ? означает, ошибаться серьезно и навечно. Потому что комикс представляет из себя современную фигуру рассказа в картинах с прописанным текстом либо в его отсутствие; одна из основных примет комикса – бутуз, основной элемент языка комикса.

Как раз пузыри предшествовали возникновению комиксов. Пузыри можно увидеть еще в записках самого Леонардо да Винчи! Это были осмотрительные попытки применения нового языка, который бы оставил и нормативные детали написанного слова и улучшил бы его мысленно – иллюстрацией.

Объединить документ и вид удалось умнейшему британскому дизайнеру и иллюстратору Уильяму Хогарту (William Hogarth): в его творении A Harlot’с Progress (1734) («Карьера проститутки») им были заложены некоторые характеристики комиксов: он настроил поочередную природу зрительного рассказа и в то же самое время представлял действия, как на сцене, придавая им трагический цвет. Его открытие очевидно различалось от классической картинки тех пор и нужно было его как-нибудь представить. Трагический цвет требовал регулярного применения так именуемого «пузыря» либо «облака» (формы, существующей на протяжении продолжительного времени).

В ХIХ столетии замечался бум повествований в картинах, толкаемый такими технологическими нововведениями, как изготовление и позже – оттиск. Однако в этих повествованиях документ и иллюстрации были до сих пор разделены друг от дружки. С образной позиции рассказы-картинки добились собственного апогея при швейцарце Родольфе Тепфере (Rodolphe Topffer). Если интересуют персонажи комиксов MARVEL советуем посетить сайт comicsplanet.ru.

Работами данного художника-карикатуриста и сочинителя очаровывался не кто-либо, а знаменитый Гете! Сегодня Тепфера довольно часто называют одним из основателей современной карикатуры и иллюстрированной графики, папой принявших большое распределение мазанных смешных серий (комиксов) и справедливо устанавливают в 1 ряд с такими известными художниками-стариками, как Уильям Хогарт, Оноре Домье, Вильгельм Буш.

Германец Вильгельм Буш (Wilhelm Busch) был не менее значительной фигурой в истории комиксов. Его «Макс и Моритц» (Max und Moritz), размещенные в Германии в 1865 году, различала диковинная раньше особенность: чертежи прочно срослись с текстом, что предоставляет солидный предлог думать Макса и Моритца предшественником комикса. При этом в жанре темного юмора: история Макса и Морица кончаются грустно: шалуны попадают под жернова мельницы и идут на корм уткам.
Выходит, что к концу XIX столетия была подготовлена и щедро «сдобрена» азиатским «черноземом» благодарная почва для возникновения нового жанра комикса. Оживленным янки оставалось только ее «вспахать» и «засеять». Однако тогда североамериканские живописцы были далеко сзади собственных азиатских коллег. И, в сути, начальный импульс к образованию комиксов исходил не от их создателей, а от издателей, которые в выходных дополнениях формировали наиболее оптимальные методы для выражения мыслей живописцев.
Прекрасная Семерка

Джозеф Пулитцер первым решил воспользоваться выходным дополнением как витриной для собственной издания World. Как раз на ее страницах в 1894 году вышел «прадедушка» всех текущих комиксов. Данная интересная история с шутливо-серьезным наименованием «Рождение свежих типов, либо разъяснение развития крокодила» с элементами «черного» юмора является прародителем не только лишь комиксов, но также и безмолвных смешных кинолент, еще – известной диснеевской анимации. А написал его знаменитый североамериканский художник-карикатурист, один из классиков жанра комикса – Ричард Фелтон Аутколт (Rick Felton Outcault).

Чтобы еще более заинтересовать внимание читателей, Пулитцер повысил число многоцветных полос и картинок, включая и комиксы. Зависимость между данными инновациями привела к знаменательному возникновению создания Ричарда Аутколта «Желтый ребенок» (Yellow Kid) 16 марта 1896 года. «Желтый ребенок» не был комиксом в сегодняшнем осознании данного слова, однако его возникновение стало таким «свидетельством о рождении» для нового жанра. На страницах World были даны все главные детали экстерьера комиксов: поочередное повествование, одинаковые герои, диалоги в рамках чертежа.

Скоро на страницах New York Herald вышел второй персонаж комиксов, разработанный Аутколтом, – Buster Brown (1902). Немногим известно, что как раз Бастер Браун лег в основу всех сегодняшних «суперчеловеков» – крепких великанов с большими затылками и сильными сильными челюстями. И самого Супермена!

Уильям Рэндольф Херст, молодой соперник Джозефа Пулитцера, создал в 1887 году свежее очень красивое дополнение American Humorist, для которого он, к слову, нанял весь штат World. Под бдительным взглядом Херста на страницах данного издания живописцы равномерно подсознательно сделали особенный язык, который совместно с кинофильмами повлек за собой нового взгляда на существующую реальность. Херст по праву завоевал зваться «крестным отцом» новой формы рассказа (лишь очень много позднее ее будут представлять «комиксом»). Из компании живописцев, которых он собрал для собственного American Humorist, трое стали популярными: Ричард Аутколт, Джеймс Свиннертон (Jim Guilford Swinnerton) и Рудольф Диркс (Dolph Dirks), как следствие творцы «Желтого ребенка», «Журнальных тигров» и «Беспокойных малышей» (заключительный, вероятно, был одним самым существенным произведением за всю историю смешных лент).

Живописцы комиксов выдумывали темы и формировали условности с большой скоростью. Изысканность полос, искусность внешнего вида были подчинены возможности проявить себя новым языком. Их произведения были дополнены безграничным ощущением открытий, безрассудной импульсивностью, вроде бы, нескончаемых перспектив жанра.

Фредерик Бурр Оппер (Fritz Burr Opper) стал тем первопроходчиком, который навел порядок в беспорядочном мире комиксов: он отправил все быстрые, нахальные и довольно часто несовместимые опыты в одно направление, в то же самое время проводя их по отчетливой схеме и в установленном направлении. Его «Хэппи Хулиган» стал прототипом обездоленные Чарли Чаплина, а Глуми Угасал имел личину Бастера Китона! Его особенная повадка темного юмора и фарса позднее обнаружили собственное воплощение в комедиях Мака Сеннета. Даже его технику рассказа можно было отыскать в кино.
 Вот такой была первая тетрада живописцев, на которых находится наибольшая обязанность за искусство комиксов. К началу ХХ столетия ориентировочные очертания нового жанра были явны. Реальные убеждения и словарный состав комиксов: речевые «пузыри», звукоподражание, траектории, иллюстрации в рамках применялись в роли принятой нормы и равномерно заходили в сознание читателей. Это разъясняет не менее чем невольное подобие между ними.

Около 1905 года имеются первые сознательные желания создать свободную и необычную фигуру художества. Подобным новатором стал дизайнер Уинзор Маккей (Winsor McCay). Его целенаправленное и великолепное изучение свежих смысловых строений и предметных версий, начиная с «Маленький Сэмми чихает» и углубляясь в «Сон специалиста влажных гренок», обнаружило собственное общее и ослепительное воплощение в «Маленьком Нэмо в Сламберленде», где Маккей добился целостности между содержанием и проблемой.

Но ни один человек не привнес такой большой вклад в основной тип комиксов, как это сделал Джордж Макманус (George McManus), молодой художник-карикатурист, который показывал собственное внушающее ужас искусство полос, необычное ощущение обстановки, безукоризненный опыт в разговорах в подобных творениях, как «Попрошайка Пит» и «Молодожены».

Особняком от иных стоит Чарльз Уильям Кейльс, который был влюблен в жанр по определению и был так увлечен его альтернативными перспективами, что не мог связать себя с некоторым одним курсом.

Любой из этих живописцев привнес собственный эксклюзивный вклад в формирование жанра, выполнив его не менее роскошным и придумав очень много житийных и зрительных способов, которые в настоящее время считаются частью языка комиксов. Они все работали в различных образах, однако вместе повысили комиксы до той высоты, на которой их вы можете узнать как суровую и необычную фигуру художества.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *