04edf51a

Кто придумывает анекдоты

04edf51a

Жанр смешного рассказа в том виде, который обыкновенен нам, был выработан лишь в XX столетии. До данного анекдотом носила название длинная история, небольшой жанр мемуарной прозы, в котором беллетрист помнил какой с ним «произошел смешной рассказ». К сегодняшнему анекдоту данный жанр имеет только опосредованное отношение.

Наряду с писательским анекдотом тянулось формирование анекдотов матерных. Их очередь усложнена тем, что смешной рассказ — жанр произносимый, его письменная фиксация до конца ХХ столетия была скорее всего исключением, чем условием.

Но экспертам удалось отыскать несколько старинных анекдотов. Доцент института Уолверхэмптон Пол Макдональд в статье в издании The Daily Mirror привел образцы анекдотов, написанных задолго до нашей эпохи. По ним хорошо видно, что чувство юмора впрочем и претерпело перемены за столетия, но несущественно. Доведем лишь 2:

«Как рассеять тоскующего фараона? Посадите в ладью молодых женщин в рыбацких сетях вместо одежды, направьте ладью вверх по Нилу и уговорите фараона сходить на рыбную ловлю (В первый раз написано иероглифами в 1600 году до н.э. в «Уэсткарском папирусе»). Если вы ищите свежие анекдоты зайдите на сайт https://nekdo.ru.

«Незрячая на 1 глаз девушка вышла замуж и протянула с супругом 20 лет. Затем супруг обнаружил себе другую, а жене заявил: «Я с тобой разойдусь, поскольку о тебе рассказывают, что 1 глаз у тебя не замечает». На это она спросила: «Ты это нашел только-только, через 20 лет после свадьбы?» (В первый раз встречается в корреспонденции на папирусе египетскими иероглифами от 1100 года до н.э.).

Самым бесспорным возражением на вопрос «Кто придумывает анекдоты?» будет такой: народ. На самом деле, смешной рассказ несет внутри себя свойственные симптомы произносимого творчества, такой, к примеру, как ажурные сюжеты, в которых картина в общем остается схожей, обмениваются лишь герои.

Смешной рассказ как жанр обрел быстрое формирование после революции, и это было вполне аргументированно. Огромные массы народа стали двигаться в города, анекдоты «новой формации» содержали черты подобных жанров как поговорка, беллетристический смешной рассказ, мотоцикла, притча, сказка.

Желание к унификации общественно-политического быта, свойственное для первых лет русской власти, влекло к тому, что народ, до революции который имеет к общественно-политической жизни лишь опосредованное отношение, ощутил себя ее участником. Как раз с общественно-политических анекдотов стартовала жизнь российского смешного рассказа в том значении, к которому пристрастились мы.

Свойственно, что до конца 20-х годов анекдоты на общественно-политические темы не были запрещены и имели свободное путешествие, но в 1929 году в журнале одного столичного жителя был установлен слух о том, что ГПУ начало преследование за общественно-политические анекдоты. Рассказчика смешного рассказа вполне могли посадить за сетку по 58 публикации, за «агитацию, нацеленную на избавление русской власти».

Острословы либо те, кто просто пересказывал анекдоты, с всего этого времени стали осмотрительнее — в 30-е годы анекдоты почти не вписываются. Все-таки, они проживают.

Что совместного между наиболее распространенными персонажами русских анекдотов Валерий Иванычем и Штирлицом? Эти герои пришли в фольклор из кинолент. Кинофильм братьев Васильевых, появившийся на дисплеи в 1934 году, стал истинным бестселлером. На него шли семьями, глядели по 3 раза, дети стали играть в Чапаева.

До исхода на дисплеи данного кинофильма русское кино обратило к народным массам, тут же сюжет был образован на биографии одного богатыря. В СССР раскрутился реальный фетишизм Чапаева, народный персонаж так «ушел в народ», что стал персонажем анекдотов.

Штирлиц также пришел в анекдоты прямо из кинофильма «17 мгновений осени», появившемся на дисплеи в 1973 году. Его известность также была нереальные для русского кинематографа. Германский корреспондент, Ангемальнс, сообщал: «Когда Штирлиц проходит по улицам Берлина, улицы Города Москва пусты».

Особенностью юмора, в котором Штирлиц играет в роли главного героя, считается множество выдуманных каламбуров по виду «Штирлиц бил в незрячую. Незрячая снизилась», «Штирлиц бил скорее всего. Наверняк вертелся как мог. А Мог был сильным молодым человеком». Это далеко не изумительно, так как двухслойный юмор каламбура отображает саму специфику службы шпиона.

Любопытно то, что российском фольклоре виды Чапаева и Штирлица даже скрещиваются. 2 «супермена» русского кино в данном цикле анекдотов устанавливаются в гипотетичную трудную картину.

«Штирлиц и Валерий Иванович попали в плен к германцам. Их забросили в камеру. Вначале пришли за Чапаевым, попросили сообщить боевую тайну. Били-били, однако он безмолвствовал. Тогда его принесли назад в камеру. Штирлиц увидел его и испугался. А Валерий Иванович говорит: «Я же просил: давай запишем! А ты все собственное: помним, помним!»

Ясно, что у любого смешного рассказа в любом случае есть создатель, но в случае если с «народными» анекдотами установить авторство как правило не представляется вероятным, то с анекдотами деятельными это возможно. Известно, что очень многие анекдоты выдумывали русские и отечественные юмористы, корреспонденты и карикатуристы.

Самой же знаменитой персоной русского деятельного смешного рассказа остается политик и корреспондент Карл Радек. Он был знаменитым острословом. Анжелика Балабанова сообщала о нем: «Он представлял собой фантастическую примесь распущенности, цинизма и естественной оценки мыслей, книжек, музыки, людей. В точности также, как есть люди не распознающие тона, Радек не оценивал духовные ценности».

Анекдоты были и остаются одним из наиболее четких маркеров отношения людей к окружающей реальности. Они укрепляют перемены почти моментально. Так, коллективизация, исследование Последнего Юга, а позднее — выход кинофильма «Владелец Чукотки» посеяли в СССР курс анекдотов про чукчей. В перестроечные годы имели путешествие анекдоты про «свежих русских».

Большой слой анекдотов носит общественно-политическую расцветку. Персонажами анекдотов были все ведущие секретари СССР и правители РФ. Не меньше анекдотов по всем у миру посвящено государственной теме. При этом основа их почти схожа, отличаются лишь люди. Британцы сообщают анекдоты про ирландцев и шотландец, французы — о бельгийцах, в Греции в ходу анекдоты о понтийцах, которые для греков такие же чукчи.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *