04edf51a

Олигарх против Путина

04edf51a

Путин «Непринципиально, что он был богат и что был олигархом.

«Никто уверен в статусе Михаила Ходорковского в РФ. В путинскую эпоху он стал тем, кем прежде был Андрей Сахаров — бравый диссидент, выступивший против авторитарного режима, огласивший ответ против неимения законности», — сообщает программа The New York Times Джо Носера в публикации, подходящей к завершению 2-го процесса над Ходорковским.

«Я бы планировал, чтобы в данной публикации было довольно места повторить полностью последнее слово Михаила Ходорковского, — сообщает Носера, сознаваясь: — Никогда в жизни еще меня так не беспокоили слова предпринимателя».

«В деле Ходорковского — катастрофы на трагедиях, — считает программа. — Разумеется, есть собственная катастрофа человека, обсуждаемого и заклейменного за злодеяния, которых он не делал. Есть катастрофа отечественной общественно-политической системы, которая прежде была на грани настоящей демократии, теперь считается не более чем схемой обогащения кремлевских госслужащих». Носера показывает и на трагедию отечественного бизнеса, выделяя, что Ходорковский первым сделал ряд «невиданных в РФ» шагов: заинтересовал восточных членов руководства, которые осознавали основы отличного коллективного регулирования, нанял жителей других стран на главные аккуратные должности, вместе с отечественным отделом аудиторской компании Pricewaterhouse Coopers сделал иллюзорную денежную конструкцию организации, «которая сделала возможным ЮКОСу говорить о заработках в соответствии с восточными денежными стереотипами, в то же самое время удовлетворяя отечественные налоговые органы».

«Арест Ходорковского, который очень многие полагают последствием его готовности сохранять общественно-политические партии, выступающие против Путина, был критичным фактором в сегодняшней отечественной истории, — сообщает создатель. — До его ареста представлялось, что обилие несет с собой защиту от ареста и решения. Отправка самого состоятельного человека в Кашлык уничтожила данную иллюзию. Иные олигархи или бежали из страны, или начали стоить размещение Кремля, что довольно часто обозначало вмешательство госслужащих в сделки».

«Захват» ЮКОСа также добавил отваги кремлевским госслужащим, — дополняет создатель. — В собственном желании к денежным средствам и власти депутаты пренебрегали справедливость. Томас Файерстоун, адвокат министерства юстиции США, работающий в североамериканском посольстве в городе Москва, в 2008 году сообщил документ под заголовком «Уголовное коллективное рейдерство в РФ». «Нелегальный захват заводов значительно различается от практики насильственного поглощения в Соединенных Штатах тем, что в нем применяются уголовные способы, такие как жульничество, принуждение и настоящее физическое насилие либо опасности его использования», — сообщал он. Носера подчеркивает, что ЮКОС — самая крупная, однако не единственная организация, «когда-то остановленная силовиками», и напоминает о судьбе инвестора Уильяма Броудера.

Носера показывает, что оборона Ходорковского и Лебедева отчасти основывалась на том, что в 1998-2003 годы деньги организации испытывались компанией Pricewaterhouse и «в процессе проверок учитывалась любая капля нефти, реализованной организацией». «Можете понять, что произошло далее, — рассказывает создатель. — Был осуществлен поход в отечественном консульстве Pricewaterhouse. Завели налоговое следствие — разумеется, абсолютно не сопряженное с ЮКОСом! Глав Pricewaterhouse поспрашивали постоянно, что довольно часто предшествует аресту. И все эти годы прокуроры жали на аудиторскую компанию с тем, чтобы она отказалась от результатов проверок, проводившихся в ЮКОСе в течение 10 лет. 3 года Pricewaterhouse обращалась жестко, но, согласно заявлению союзников Ходорковского, в конечном итоге руководство компании не сумело более переносить давления. В начале июня 2007 года компания отказалась от собственной помощи результатов аудитов, которые прежде велись с такой гордостью». Скоро после этого прокуратура завела 2-ое дело против Ходорковского и Лебедева.

«Pricewaterhouse бешено настаивает на том, что это было выполнено не в силу давления. Прокуратура, заявляет компания, нашла «свежую информацию», которая привела к тому, что организация более не была может защищать собственные выводы. В заявлении компании пишется, что, по новой информации, былое руководство ЮКОСа могло делать неправильные представления PwC в процессе совершения аудитов PwC», — рассказывает создатель.

«Но в Калифорнии (где живет в настоящее время один из прежних главных аудиторов бухгалтерии ЮКОСа) юристы Ходорковского показали записку, в которой хорошо обозначено, что «новая информация» — это прецеденты, давно знаменитые Pricewaterhouse и посчитанные неважными. Жак Косцюшко-Моризе, прежний глава аудиторского совета совета начальников ЮКОСа, почитаемый французский банкир, дал сведения на суде, по которым компаньоны Pricewaterhouse, с которыми он говорил, сформулировали сомнение в связи с действиями аудитора».

В окончание Носера рассказывает, что в пятницу «позвонил в Госдепартамент США узнать, сделала ли администрация США что-нибудь, чтобы проявить ответ против погони Ходорковского и Лебедева». «Впрочем вразумительного решения я не обрел, понятно, что правительство США не предприняло никаких общественных шагов, чтобы проявить ответ против трибунала. Похоже, Ходорковский занимает далеко не первые строки в перечне правозащитных приоритетов администрации, и зря, полагает создатель. Непринципиально, что он был богат и что был олигархом. Имеет значение только то, что Михаил Ходорковский сражается за общественно-политическую волю и справедливость, ставит собственную жизнь на карту за эталоны, которыми, как мы ратифицируем, мы дорожим». «Он стал арестантом совести, и он стоит сострадания и помощи всемирного общества», — убежден Эли Визель, нобелевский победитель.

«Прочтите послание Ходорковского… — констатируете Носера. — Не полагаю, что вы с ним не согласитесь».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *